Жительница города Железногорск в Курской области отдала почти 55 тысяч рублей мошенникам, которые требовали эти деньги за то, чтобы «отмазать» ее сына от уголовного преступления. Как пишет местная газета «Эхо недели», мошенник позвонил женщине, представившись сотрудником полиции.

Неизвестный мужчина рассказал 54-летней женщине, что ее сын якобы стал виновником ДТП, в котором пострадали люди. Лжеполицейский говорил об уголовного ответственности, которая ожидает сына, а также о возможности скрыть преступление за взятку.

«По его совету женщина отправилась к платежному терминалу и набрала комбинацию из цифр, продиктованным мошенником. В результате женщина отправила на номер сына 54250 рублей», — говорится в сообщении железногорской полиции. Позже женщина поняла, что ее обманули. Когда полицейские опрашивали женщину о происшедшем, он с удивлением выяснили, что сына у нее нет.

«Видимо, женщина до такой степени растерялась от напора лжеполицейского, что упустила этот немаловажный момент», — предполагает «Эхо недели».
Ржу!!! ))
Иду, стало быть, на лыжах. Смотрю — на снегу краснеет что-то маленькое и прямоугольное. Нагнулся — а то ж заморское переговорное устройство. Мобиль, по-ихнему. Вот, думаю, не попёрло кому-то. Думал-думал, решил открыть, посмотреть, что там. А там окошечко и в ём значки всякие диковинные. А под окошечком кнопочки. Ну я зажмурился, тыкнул наугад. Открываю глаза, а на окошечке означено: МАМАНЯ — и номер мудрёный. Слева — зелёная загогулина. Ну это дело знакомое. Надавил я на неё, на загогулину то есть, ящичек прислонил, к уху-то, и жду. А из ящика голос заколдованный, как из подземелья. Маманя то есть. Ну я, не будь дурак, разложил ей всю мизансцену как есть: так и так, мобиль в надёжных руках, а ежели желаете его возвернуть — так тому следует мой адрес. И, говорю, не забудьте пятьсот рублев в подтверждение своей материнской благодарности. А то за так возиться с посторонней аппаратурой мне расчёта нет. И то сказать — любой откупщик с радостью за это удовольствие мне вдвое отвалит. Только что рыскать-суетиться времени нет. Ну ладно. Условились о времени — тут она давай в слёзы благодарности. Дело бабское, известное. Ну я ей так и говорю: не извольте расстраиваться, женщина, а только мне в смысле своей выгоды зевать не приходится. И нажал на вторую загогулину (там окромя зелёной ещё красная притулилась, справа). И мобиль в штаны сховал, от морозу и от посторонних глаз. Катаюсь, стало быть, дальше, а в бошку всё мысли курьёзные лезут: сколько это рублев в сумме выйдет, коли каждый катающийся будет свой мобиль на снегу оставлять? И так и эдак прикидывал — в аккурат капитал выходит, в рассуждении месячного дохода. Суть да дело — ан стемнело. Добрёл наконец до дома — глядь — а на ловца и зверь бежит. Потерпевший от недосмотра, то есть, собственной персоной в сенях притулился и ждёт. Кто сей? — это я, стало быть, вопрошаю. А он, малый, отметим, фигуристый, не будь дурак — в ножки мне упал, челом бьёт. Не извольте гневаться, господин хороший, как я есть владелец мобиля, желаю его возвернуть в цельности и сохранности, а не то мать убьёт почём зря. Этого, говорю я ему, товарищ, мы с вами не допустим, чтоб людёв почём зря контрабошить. А мобиль ваш — вот он, без никакой поломки, только промок малость в штанах. Увидал товарищ своё имущество — и обратно мне в ножки бухнулся. Встань, говорю ему, здесь тебе не департамент по согласованиям, чтоб коленами паркет попирать. Ну он и не прекословит — восстал обратно, соплёй шмыгнул и суёт мне ассигнацию. За благодарность — это опять я ему говорю — за благодарность, конечно, спасибо, а только портянку-то свою, мил друг, спрячь. Не таковский я человек чтоб наживаться в случае людского несчастья. Окромя того, что трудов по сохранению вашего имущества мне совершенно никаких не представилось — так, поясницу поломал малость, доставая со снега ваше устройство. И рукою ему эдак. Сколько тут слов я от него воспринял, этого, почитай, и на киятре не слышали — мёд, да и только. На блины зазывал, детьми стращал… душа-человек. Посмеялся я и спровадил его из сеней. Так и расстались, кумовьями… Подымаюсь я наверх, в свою каморку, значит, и думаю: это же до какой приятственности можно дойти в обчестве, коли каждый о чужой пользе радеть будет ровно как о своей собственной. Жизнь настанет неописуемая. И надобности-то в надсмотрщиках никакой не останется, а только будут люди друг к дружке льнуть почём зря без никакой задней мысли и настроений злокозненных. Человеку без человека-то нельзя. Потому человек — животное социяльное.


Друзья, найдите мне ява программиста под мобильные платформы. Нужна хиленькая БД — ничего сверхъестественного. Помогайте пожалуйста.