В Империи развал. Шумят рабы.
Спартак в ударе. Просветлели лица.
Но чучело Вождя в плену томится,
А из провинций все текут гробы.

Окраины бурлят. Им отделиться
Хотелось бы. Кто в лес, кто по грибы — Куда угодно. Лишь бы от судьбы.
А Император волен застрелиться.

Сенат прогнил. Лишь выправка да спесь.
Все скурвились. Пора срывать погоны.
Из Сирии выводят легионы.
Все правильно. Они нужнее здесь.

Империя, как тот презерватив,
Что пацаны всем скопом надували,
Вот-вот взорвется, матушка. Едва ли
Империю спасет инфинитив.

Что делать? Сам не знаю. Но держись.
И утешайся запрещенным средством.
Поэту не к лицу спасаться бегством.
Но все же крикнуть хочется: «Ложись!»

10 июня 1988 г.
© Е.Ройзман

Ебаный дождь, усрал все кеды белые,
Джинсы в хлам мокрые как тряпка половая,
И даже как-то не хуй, в принципе и делать,
И в институт идти особенно ломает…
Не пью. А смысл? Лучше все равно не будет,
По утру сны опять не вовремя разбудят,
И не ебут мне мозг чужие судьбы, нужды
Мне со своими разобраться уж бы…