Поэма о первом снеге
В Москве выпал снег. Фотками заполнилась лента.

В администрации президента
назвали слухи о снеге досужим бредом.

Председатель Совфеда
опроверг свидетельства снега и мороза:
заверил, что погода соответствует прогнозам
и осень в России остается в силе.

Депутат-одномандатник из «Единой России»
тут же предложил законопроект,
запрещающий выкладывать в интернет
фотографии граждан, домов и природы —
в интересах заботы о здоровье народа,
о детях и инвалидах.


У ней внутре неонка!
Господь, повесь меня на рею, в сковороде поставь на газ, но мне приятно, что Корея обосралась в который раз. Причем, не то, чтоб я злораден. Не то, чтоб им желаю зла. А просто любопытства ради. И чтоб статистика была. Наверно ради этикета я должен выразить печаль: у вас там грохнулась ракета, ах боже ж мой, безумно жаль. Мне правда жаль на самом деле корейский инженерный цех. Который, видимо, расстрелян, включая родственников всех. Но есть один закон природы: всё будет падать каждый раз в стране, где толком нет свободы, и где у власти пидарас. Тут все гниет и все хиреет, и граждане живут в аду. (Напоминаю, что Корея сейчас имеется в виду.)

Какие могут быть ракеты, когда на каждом чертеже великого вождя портреты рисует кульман сам уже? В стране, где любят бегать строем перед начальством, чуть дыша. Союзничать с любым отстоем и опасаться США. Где нет коварнее измены и нет ужаснее вины, чем пожелание замены великого вождя страны. Где модно доносить на близких, лизать подошву сапога, учиться красть из общей миски и хором лаять на врага. Где жопа так привыкла к розгам, что чешется, когда их нет. И каждый, кто родился с мозгом, мечтает жить в другой стране. И те из них, кто похрабрее, давно сбежали за бугор. (У нас о Северной Корее, напоминаю, разговор.)

Какая физика и атом в стране, где по уши навоз. Где самым главным аппаратом был и остался паровоз. Какие к черту полимеры в пространстве круговых порук — где сверху назначают мэров, а мэры назначают слуг. Где иностранную угрозу преподают уже с яслей. Где лидер правит до склероза, пока не ляжет в мавзолей. Где граждане крадут тележку, когда идут в универмаг. Где митинги идут в поддержку того, кто у руля и так. Где в результате школьной дружбы в министры набрано говно. Где больше развиты спецслужбы, чем медицина и кино. Какая на хрен там ракета? Фанера плюс хороший грим. (Я вам напоминаю, это — мы про Корею говорим.)

Я думаю, уже скорее на Землю упадет Луна, чем возродится из Кореи опять нормальная страна. Законы Дарвина пока что нигде не отменил Господь: повесишь умников на мачту, а остальных велишь пороть — чтоб честный вечно жил без денег, чтоб компетентный был неправ, а каждый лодырь и бездельник имел набор таких же прав. И так из каждого народа, немного порулив страной, нетрудно вывести породу путем селекции одной. Всего немного потрудиться, пропалывая огород, — и через двадцать лет родится другой особенный народ. Умеющий лишь ползать раком, целуя ноги палачу. С таким не сваришь «Доширака». Уж про ракеты я молчу. И будут люди все дурее, и все беднее города. А ты чего ждала, Корея? Господства мирового, да? Что со своей ракетой сраной ты наконец обгонишь всех, кто гражданам с телеэкрана не брешет про сплошной успех? Сидит Корея с жопой голой. Корейский люд в печали стих. И здесь не очень-то веселый сегодня получился стих. (Зато пока нам душу греет одна лишь светлая строка: пока всё это про Корею. Но ключевое здесь — пока.)

© Леонид Каганов
вот новая женщина у Николая
красивая, умная и молодая
работает в банке, имеет машину
на фитнесе прыгает, бреет вагину


У ней внутре неонка!
Виктор обмазал говном часы.
Александр выебал кошку.
Петр Семенович снял трусы
и выставил жопу в окошко.
Олег сделал ножиком дырку в губе.
Вадим наглотался шурупов.
Максим на экране Айфона себе
ключом нацарапал «залупа».
Иван обоссал трамвай на ходу.
Евгений не мылся неделю.
Борис кричал «конгрессменов в пизду»
и начал курить в постели.
Дмитрий чесал отверткой яйцо
и расцарапал до крови.
Павел засунул в духовку лицо
и сжег ресницы и брови.
Руслан выбил палкой четыре окна.
Алексей разломал калитку.
Виктор снова набрал килограмм говна
и в прихожей слепил пирамидку.
Михаил органично блевал в кусты.
Иннокентий устроил истерику.
А ты? Чем за «список Магнитского» ты
наказал адекватно Америку?
«Народный фронт» — против кого воюет?
Против народа собственной страны!
Ограбили народ и не горюют –
Единоросы – слуги сатаны.
Их прихвостни – холуй, дегенерат,
Мать продадут, лишь бы платили.
Так показал себя лже-демократ,
Когда Россию-матушку крушили.

Фамилий много здесь – Бандера, Власов,
Чубайс и Горбачев и кучка ПЕдиРоссов.
Гайдар, Кравчук, Шушкевич, Ельцин,
Который обещал прилечь на рельсы.
Не все здесь названы — ты не взыщи,
Порядочных людей тут не ищи.
Дополнить хочешь этот список подлый-
Тогда вступай во «фронт народный».
© Николай Дегтярев

vit65d.ya.ru/replies.xml?item_no=20756
День отошел,
                       как предчувствие смутен,
Солнца луч
                     догорел в окне.
Двое в комнате –
                              я
                                 и Путин.
И кто из нас кто –
                                непонятно мне.



У ней внутре неонка!
Все школы летом опустели,
Последний прозвенел звонок,
Все дети у компов засели
-Прибавилось тупых постов.

Ебаный дождь, усрал все кеды белые,
Джинсы в хлам мокрые как тряпка половая,
И даже как-то не хуй, в принципе и делать,
И в институт идти особенно ломает…
Не пью. А смысл? Лучше все равно не будет,
По утру сны опять не вовремя разбудят,
И не ебут мне мозг чужие судьбы, нужды
Мне со своими разобраться уж бы…
прикосновенье нервных рук, ее груди полукасанье,
улыбки бледный полукруг,
полузабытое дыханье,
полузамеченный кивок,


У ней внутре неонка!
Тосковала Россия по сильной руке.
По отцу, по вождю, по герою.
И однажды он вышел в народ налегке,
и сказал: «Не боись, я с тобою!

Без меня — никуда, я в ответе за вас,
не допустим досадных накладок.
Объявляю, внимание, первый приказ:
приведите сортиры в порядок!

Потому как в борьбе за свободную Русь, —
он в пророческом молвил экстазе, —
непременно найдется какая-то гнусь,
чтоб ее замочить в унитазе!»

И с тех пор по стране от беды до беды,
по равнинам, в горах и на склонах
не смолкает урчание сточной воды,
и сантехники ходят в погонах.

Борис Прусский